Из воспоминаний Алмы Ивановны Саппиен


…Это был солнечный, очень тёплый день. Воскресенье. Моя деревня недалеко от Ленинграда утопала в зелени, румяная детвора резвилась во дворах. Всюду разносился запах свежеиспечённого хлеба. Всё казалось бесконечно беззаботным, даже немного ленивым.


Мне было всего 10 лет. Я, тогда еще кучерявая резвая девчушка, которая еще даже не думала о мальчиках и прочих заботах подростковой жизни, радовалась лету, солнцу и каникулам.


– Алма! Привет, пойдём купаться в озеро на Токсово? Сегодня такая прекрасная погода!


Это была моя подруга Ира. Её русые волосы на солнцепёке отдавали рыжиной, а голубые, обычно круглые как блюдца глаза, щурились даже будучи прикрытыми ладонью от света. На лице рассыпались веснушки.


Через пару минут мы уже шли по направлению к вокзалу, взявшись за руки и напевая выученные в школе песни о дружбе и товариществе. Птицы щебетали так громко, что казалось, будто соловьи подпевают нашему мотиву, а наш девичий хохот периодически разряжал воздух.


Токсово было нашим с Ирой любимым местом. Там находилось невероятной красоты озеро. Вода в нём была такая прозрачная, что даже зайдя в неё по шею можно увидеть свои ноги. Пропустить купание в столь тёплый день было просто нельзя!


Приехав на место, нам в глаза бросилась яркая вывеска ларька, где продавали наши любимые булочки. Для нас уже тогда было счастьем купить свежих ватрушек, ведь в деревне где мы жили их не пекли. Если бы мы только знали, насколько ценно это станет в последующие месяцы, мы бы еще долго смаковали любимую выпечку.


Вдруг Ира указала мне на небольшую толпу людей, собравшихся около вокзала. Мы решили подойти и узнать, что происходит. Быть может, к нам приедет цирк? Или какой-нибудь важный дядя в костюме будет проверять нынешний урожай?


– Девочки, езжайте домой... – прозвучал над нами взволнованный и сбивчивый голос одного из толпы. Говорящий будто сам не осознавал, что сейчас происходит, или же не хотел осознавать.


Наши наивные детские глаза смотрели на всё происходящее с недоумением и трепетом.

Резко посреди перешёптываний и вздохов прозвучал твёрдый голос:


– Война началась.


Война началась... Эти слова будто холодным лезвием разрезали мою жизнь на до и после; на беззаботное детство и голодный кошмар.


Дальше всё произошло слишком быстро. Вокзал, слёзы мамы, переезд в лес, проводы отца на фронт...

Слишком быстро, чтобы здраво это осмыслить, и слишком въедливо в память, чтобы забыть.


Так началась война. В тот день мы с Ирой так и не поплавали в озере на Токсово, а вкус ватрушек и жар солнца стали последними воспоминаниями о детстве.