История Владимира Нурищенко, в первые дни войны, с судна идущего в Одессу из Новороссийска


Рассказ со слов ветерана, участвующего в боевых действиях.


Пока человек живёт у него есть мечта, она двигает его вперёд. Со слов дедушки, у него была мечта. Столько лет прошло и как он говорит, ему было интересно вспомнить как они это сделали. Невозможно забыть, как началась война. В 41 году их корабль стоял в порту Саки. Это такой небольшой крымский порт. Соль брали, 7 тысяч тонн соли нужно было везти по другим портам. И значит, слышат в Севастополе что-то стрельба, прожектора, это километров 40 от силы от Севастополя, там в основном солевая индустрия.


Ну... И вот, там часто такие манёвры бывают. Они не придавали этому значения, ну прожектора, всё такое. Но рано утром пришло известие, выступил первым по радио Молотов и сказал, что фашистская Германия без объявления войны напала на наш союз. Несмотря на то, что армия была большая, подготовленная может быть, была проблема в медленном передвижении. Пока к границам выдвинули... У противника техника была значительно лучше, чем советская техника. И поэтому в особенности самолеты в несколько раз превосходили, и танки. Пехоты у противника было мало, в основном всё механизировано, передвигались на автомобилях, бронемашинах. Высоко подготовленная армия и она потеснила конечно нашу армию. Так вот дедушка с остальными моряками на корабле перекрасили пароход в защитный цвет, поставили вооружение, пушку такую, пока зарядил самолёты уже пролетели. Ну и они совершали уже рейсы военного назначения, возили грузы. В Одессу возили подкрепление со стороны кавказских портов: Новороссийска, Сочи, Батуми. Одесса оборонялась, будучи окруженной. Солдатов в трюмы. А они не приспособлены для перевозки пассажиров, в трюме грузы были, большое пространство. Брали снизу два батальона, сверху полтора батальона на палубе и ночами пополнение везём в Одессу. Ещё всё побережье не было практически занято немцами. С его слов, они-то уже привыкшие, а вот солдатики бедные стоят (сложил руки вместе у груди), по-своему молятся, по-своему шепчут какую-то молитву. Одни ругались матом, другие молились. Ну что им отстреливаться, одна пушечка. Пока пушку наладили, самолёт уже пролетел.


Один фашистский пилот видимо разозлился, что ни одна из четырёх бомб не попала по их судну. Он спикировал и открыл огонь по палубе с крупнокалиберного пулемёта. Невозможно было не попасть. А дедушка как практикант уже опытный, стоял рядом с капитаном и еще никогда не видел столько трупов, столько крови на палубе, рваных тел. Расстрелял впритык, ну тут нельзя было не попасть. И они быстро со шлангами смывать людей, куски, Документы забирали, если можно было, командиры бегали кто остался живой.


А солдаты раненные, перебинтованные и всё равно шли к Одессе. Там уже были и скорые помощи, и врачи, им всё сообщили по радио. Раненых собрали, живых выпроводили. Все слышали, волновались, они выгрузили пополнение.