Наш ответ Киплингу: «Книга моря»

«Этот фильм как светящийся комок в груди.

Неизвестно, каким будет результат, но то, первое,

представление – оно живое и светится.».


Алексей Вахрушев


Как прошла беседа с создателем анимадока «Книга моря» на премьере в Лендоке.


– Какой была главная цель фильма?


– Создать живой и объемный образ традиционной культуры, которой 2,5 тысячи лет и которая продолжает существовать. Герои фильма и в наши дни сохраняют ее и будущее своих детей связывают с этим образом жизни. Картина снята для того, чтобы все узнали, какая это культура на самом деле. Морские охотники не просто аборигены, которые плавают по морям, а на берегу пьют и дебоширят. Это красивые и сильные люди, у которых есть своя роль в этом мире.

Фото с https://vk.com/away.php?utf=1&to=https%3A%2F%2Fwww.rgo.ru%2Fru%2Farticle%2Favtory-filma-kniga-morya-zavershili-kinotur-po-chukotke


– Почему так важно сохранение этой культуры? Ведь в поселке у героев фильма есть современные технологии и удобства.


– Дело в том, что любой человек должен помнить, кто он такой и кто его предки. Жизнь своего народа он должен знать достоверно и подробно для того, чтобы история, которая тянулась тысячи лет, продолжалась в нем. Тогда человек понимает свой масштаб и свое место на земле. Даже названия северных народов переводятся как «настоящий человек».


Когда вы устремляетесь за сиюминутными ценностями и целями, которые обманчивы, то теряете себя, становитесь несчастными и нищими. Вы больше не представитель своего народа, а непонятно кто.

Фото с https://drive.google.com/drive/folders/1mccfLiccvgGw3... Кадр из фильма «Книга моря»


– Считаете, у северных народов получится сохранить свою культуру?


– Да, пока они будут жить в этом природном пространстве, в их родной природной среде.


– Откуда взялась идея, герои фильма?


– Я снимаю фильмы на Чукотке 30 лет. Многие из этих людей – мои друзья. Возникла идея снять фильм об их культуре. До этого мы снимали фильм «Книга тундры», о чукчах-оленеводах. Там был такой персонаж – старик Вуквукай, который нес на себе всю эту вселенную чукотского оленеводства. Я подумал, что всю жизнь снимал на берегу и ни разу не смог рассказать полноценно о людях побережья так, как получилось в тундре. И тогда решил, что сделаю о своих родных морских охотниках нечто похожее. Я знал каждого человека, которого вовлек в проект.

Фото с https://zloekino.su/movie/Kniga_tundry_2012


– Как режиссеру заранее продумать композицию и сюжет документального кино?


– Есть такой метод, называется длительное включенное наблюдение. Вы попадаете на место и погружаетесь в жизнь этих людей, испытываете те же трудности или радости. Устанавливаете контакт, и со временем они перестают замечать камеру, потому что у них есть какая-то цель. Добыть кита, например. Мы ездили четыре раза в экспедиции, в общей сложности, на полгода. Я ходил в море раз восемьдесят. Мы ждали ситуаций, которые, с одной стороны, типичны (потому что со всеми морскими охотниками на протяжении столетий происходят одни и те же события), но, с другой стороны, неожиданны для них самих, и они вынуждены с ними справляться. А потом из этого огромного объема материала выбираешь сцены и выстраиваешь из них общую канву. Документальное кино делается не для нарратива (рассказа). Можно просто наложить дикторский текст на любой материал, но этот фильм будет давать только информацию. Этот арт-проект должен был воздействовать на зрителя на глубинном уровне.

Фото с https://vk.com/lendoc. На презентации фильма «Книга моря»


– Ваша семья не теряет вас за месяцы экспедиций?


– Нет, не теряет, потому что семья тоже кинематографом занимается. Супруга – звукорежиссер и режиссер монтажа, сын учится во ВГИКе, дочь хочет поступать во ВГИК на художника-постановщика. Как бы мы не удерживали детей от кино, все рано идут туда.


– Почему удерживали?


– Потому что это очень сложная среда и существование. Есть несколько успешных главных студий, которым отдается все финансирование, а независимые компании делают свои проекты с трудом. Может, конечно, повезти когда-нибудь. Я снимал 30 лет до тех пор, пока не появилась поддержка на уровне правительства Чукотки. Теперь у нас полная солидарность в плане того, что нам нужно делать большой художественный фильм, который громыхнет на весь мир.


– Как не потерять мотивацию за 30 лет, когда никакой поддержки нет?


– Важен не результат, а процесс. Создавая очередной фильм, ты все время находишься в творческом процессе и не замечаешь, как время летит.

Фото с https://vk.com/lendoc. На презентации фильма «Книга моря»


– Как не снизить планку, когда снимаешь новые фильмы?


– Проект начинается по шагам. Каждый из них связан с преодолением трудностей. Вы и еще куча народа прыгаете через эти барьеры, и кого-то еще на закорках волочете. На финишной прямой нужно понимать сумму трудностей, которые вы преодолели, и помнить себя в каждой из этих точек. Нельзя предать себя и свою команду. Это чувство долга тоже работает на то, чтобы дотянуть фильм до конца. Иначе зачем все это было? Нужно не утрачивать ощущение фильма, которое было в самом начале. Этот фильм как светящийся комок в груди. Неизвестно, каким будет результат, но то, первое, представление – оно живое и светится. Необходимо сохранить этот маяк до конца.


– Какими были самые яркие и счастливые воспоминания в вашей жизни?


– Если говорить про недавние, то мы были сейчас в Певеке и в Билибино (города в Чукотском АО). Возили фильмы «Книга моря» и «Книга тундры» и показывали людям. В фильме «Книга тундры» вы на протяжении всего фильма видите, как оленеводы живут в течение года. Народ фанатеет от этого фильма и очень любит этого старика, Вуквукая. В конце картины дети оленеводов улетают в интернат. Вуквукай говорит, что дети уезжают на десять месяцев в году и только два оставшихся проводят в тундре. Если так будет продолжаться, то будущего у оленеводства не будет, и культуру будет некому передавать. Дети не возвращаются после интерната.


И вот прошло 11 лет с тех пор, как мы сделали фильм. Вдруг в Певеке дочь Вуквукая говорит, что в тундру вернулись 11 детей и ждут еще одну девочку. То есть, там теперь есть те, кто станет будущим Вуквукая. Я фильм закончил тем, что старик бьет себя по голове и плачет, а потом сидит у меня и будто возвращает время вспять. Мы видим, как дети и взрослые снова вместе. То, что произошло с детьми – это, буквально, воплощение финала. Я был потрясен! Может быть, этот фильм тоже повлиял на их решение?

Фото с https://artdoc.media/ru/movie/kniga_tundry__povest_2011_105/. Кадр из фильма «Книга тундры»


– А из студенческой жизни во ВГИКе сохранились какие-то яркие воспоминания?


– Счастьем было видеть первые работы своих однокурсников и свою работу, когда я, наконец, дотащил ее до конца: хотелось сразу сделать грандиозное кино.


Счастливым временем были дни, когда мы снимали мой диплом. Он назывался «Птица Наукана». Сейчас мы его перевели с 35 мм на видео, потому что он снимался синемаскопом, на весь экран. Поехали командой: кинооператоры Шандор Беркеши и Петр Духовской, звукооператор и я. Мы провели 16 дней на мысе Дежнева, там, где был поселок, который закрыли. Люди были переселены и практически все утратили свою культуру.

Я понял, почему при виде того места у людей текут слезы. Вы сидите на высокой скале, под вами 70 м, море плещется, птичий базар, болтают птицы. И полное ощущение, что это люди, и рядом с вами души тех, которые жили когда-то на этом берегу. Перед вами Берингов пролив, остров Ратманова, Аляска, Ледовитый океан, штиль, голубое небо, два кита плавают прямо у берега. И слезы текут, потому что такое ощущение, будто только

что все это было создано, и вы первый, кто это увидел. Мы покорены на всю жизнь, хоть уже и 26 лет прошло.


– Если бы было можно, вы бы хотели изменить что-то в своей жизни?


– Когда вы делаете кино, то ищете финансирование. Фильм для режиссера – его собственное «я», он как будто сокровенную вещь носит на руке. И появляются люди, которые говорят: «Мы обязательно поможем, только напиши письмо». Ты пишешь, месяц ждешь, полгода… И понимаешь, что это ложный путь. Если бы можно было вернуться обратно, я бы на эти встречи не ходил.

Фото с https://vk.com/lendoc


– Жаль потерянного времени?


– Конечно, это колоссальные затраты, заканчивающиеся ничем. И это потеря, потому что жизнь коротка, а я понимаю, на что способен, и не могу сейчас терять время. Мы задумали проект, который будет длиться пять лет: большой художественный фильм, историко-приключенческий, с элементами фэнтези. Действие будет происходить на северном побережье Чукотки в первой четверти 17 века в поселке морских охотников.

Просмотров: 93
 БЛИЖАЙШИЕ СОБЫТИЯ: 

 

Ноябрь 2017: Курс "Школа издательского дела и журналистики" 

 

Декабрь 2017: Курс "Телерадиожурналистика"

Январь 2018: Школа эффективных коммуникаций

 

Апрель 2018: Международный молодежный форум СМИ "Медиа-старт"

 

Июнь 2018: Школа медиа-бизнеса

Октябрь 2018: Школа event-бизнеса

 СЛЕДИТЕ ЗА НАМИ: 
  • Vkontakte Social Icon
  • Instagram Social Icon
  • Twitter Social Icon
  • YouTube Social  Icon
 ПОСЛЕДНИЕ ПОСТЫ: 
ПОИСК ПО ТЭГАМ:

© 2023 Артифакт. Сайт создан на Wix.com

  • Vkontakte Social Icon
  • Instagram Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Twitter Social Icon