О тех, кто собирался на войну


1941 год Июньское солнце по-летнему жарко пригревало землю. Несмотря на то, что было всего 10 часов утра, камни уже были теплые, и сидеть на них было приятно. Любуясь природой, я чувствовал здесь спокойствие и умиротворение.


Сердцу близкие пейзажи, были знакомы еще с детства. Но мысль о предстоящей разлуке с родными местами была невыносима. Медленно, но верно я возвращался к тому, чего так долго избегал всей душой.


Буквально пару дней назад, я и мои товарищи были призваны на службу. В медкомиссии я получил свидетельство с четким приказом: «Призывнику, Гасилину Якову Ивановичу, сообщаю, что вы зачислены в военную службу в сентябре 1941 года в артиллерийский отряд». Призыв не заставил меня удивиться. Все-таки, жил я не в мирное время.


Отец и брат давно покинули меня, еще со времен Финской войны. Пока они воевали, меня отправили изучать военное дело. Один раз в неделю нас обучали сборке и разборке винтовки и пистолета. Обучали, как пользоваться учебной гранатой. Обязывали по воскресеньям ходить отрабатывать рукопашные бои, преодолевать специальную полосу препятствий и учиться стрельбе из оружия.


Подготовку я прошел успешно и был готов к предстоящей битве. На следующий день, моя жена, Васёна, благословила меня в армию.


Когда я уходил на фронт после нескольких лет счастливой супружеской жизни, то чувствовал невероятную тоску. Но был уверен, что война кончится, и счастье вновь придет в наш дом. Война стала моим спутником не на один год.


Первые дни были самыми тяжелыми. Я ощутил весь ужас, который несла за собой война. Молодых и неопытных ребят убивали сразу. Суета вовремя боя заставляла нервничать и гадать, куда упадет следующий снаряд противника. Место после схватки было либо полностью уничтожено, либо залито кровью.


Держали оборону с трудом. Приходилось вести бой не только с бронированными машинами, но и уничтожать доты и другие укрепления врага. Командир велел поддерживать пехоту и вести уличные бои. Задач было много.


По ночам я почти не спал. Мысли были полны тревог, но прелесть лунных ночей была несравненна. Тихо-тихо я лежал на земле посреди леса и наблюдал за звездами. Стараясь хоть на миг забыть всю тяжесть невзгод.


Письма мои были единственной ниточкой, связывающей меня с родным краем. Я всегда не терял надежду на скорую встречу и победу над врагом.


Свое послание начинал с теплого приветствия, а далее рассказывал о последних новостях. Делился тем, что больше всего волновало моих родных: «жив ли, здоров ли». Завершал сообщение «крепким поцелуем». Иногда делал небольшие зарисовки для своих детей. К сожалению, писать о стратегиях, передвижениях военной части мне было запрещено, поэтому я редко рассказывал, где останавливался.


В 1945 году война, продолжавшаяся четыре года, наконец, закончилась. О победе узнали не сразу, радио и телефонов тогда не было, газеты еще не издавались. Я надеялся, что эта новость как можно скорее, достигнет мою семью.


А тем временем мы с товарищами радовались победе и окончанию неимоверных мучений, надеялись на лучшее.


Вернуться мне пришлось с тяжелыми ранениями, старался не унывать и до конца быть стойким. На моей груди, сверкали ордена и медали. Прибыв в деревню, Васена сразу же узнала меня и крепко обняла. Оглянувшись вокруг, я увидел, знакомые места и был счастлив почувствовать вновь тепло родного края.