Про Гаврилова Якова Гавриловича (30.03.1910 – 05.12.1995), по рассказам моей мамы и тети


Мой прадедушка, Гаврилов Яков Гаврилович, не любил рассказывать про войну. При этом он очень бережно хранил память о своих боевых товарищах и людях, которые помогали ему в это сложное для всех время. К сожалению, дедушка умер раньше моего рождения, но мама и старшая сестра запомнили его рассказ о войне, такой невероятный, но позволяющий верить в человеческую доброту даже в самых ужасающих условиях.


Дедушка жил со своей семьей в деревне Тоболино Псковской области. Сейчас в этой деревушке почти ни души. Все разъехались, некоторые дома сгорели. Но дом, который построил дедушка, стоит до сих пор.


В 1941 году началась Великая Отечественная Война, дедушке Яше пришлось оставить двоих детей и жену и уйти на фронт. В том же году он попал в эпицентр тяжелейших боев под Великими Луками. 5 мая 1942 года семье пришло извещение: «Гаврилов Яков Гаврилович. Пропал без вести 25 августа 1941 года». Самое страшное для семьи – получить весточку с боевых действий и не знать: жив ли кормилец семьи? Попал ли он в плен? Найдут ли его? Вернется ли любимый муж и отец домой? Все эти вопросы пугали Гавриловых, но жизнь продолжалась, а значит теплилась и доля надежды. К счастью, дедушка оказался жив. Его ранили в бою и именно поэтому он попал в плен к немцам. Дедушка Яша еще не понимал, насколько на самом деле ему повезло и как сильно ему еще повезет.


Яков Гаврилович на войне был водителем грузовика. Очень любил он это дело, относился к вождению со всей теплотой и аккуратностью. Именно это позже и спасло ему жизнь. Со временем ему поручили возить немецкого офицера на различные совещания. Этот офицер, офицер фашистской армии, несмотря на свой статус и принадлежность к немецким войскам, смог остаться настоящим человеком. Ведь стоит помнить, что не бывает плохой нации или страны – бывают плохие люди и война, ужасная, кровожадная и уничтожающая.


Через дедушку этот офицер начал передавать какие-то остатки еды пленным, приносил хлеб и даже шоколад! Такое дедушке сложно было представить и в мирное время, а в плену – тем более.


И вот одним неожиданно счастливым летним утром дедушка снова вез этого офицера по делам. Тут случилось невероятное. Офицер приказал дедушке остановиться. Яков Гаврилович не смел не подчиниться, нажал на тормоз, машина встала. Офицер вышел и жестами приказал дедушке, уезжать как можно скорее. Чтобы не вызвать у «своих» подозрений, офицер начал палить по машине, но нарочно промахивался, позволяя дедушке быстро и безопасно выбраться из плена.


Яков Гаврилович всегда рассказывал об этом случае с теплотой, и своим детям, внукам, и даже правнукам старался постоянно напоминать про немецкого офицера, чтобы донести, что все мы – люди, и даже война не является помехой для человечности, доброты, любви и дружбы.


Прадедушка сбежал, вступил в знаменитый белорусский партизанский отряд - Бригада «Дяди Коли». Основной задачей Якова Гавриловича стал ремонт и изготовление обуви для партизан. Казалось бы, не такая уж и значительная деталь, но на самом деле от дедушкиной работы зависело очень многое: смогут ли солдаты сражаться в сложных условиях? Смогут ли бойцы выстоять многодневные атаки со стороны противника? Унести на себе раненных? Партизанский госпиталь образовался практически прямо посреди болот.


Добираться до привала нужно было по бревенчатым кладкам, которые тщательно охранялись от немцев. Но и своим пробираться по ним было очень сложно. Об этом писал в своем дневнике один из руководителей отряда Анатолий Павлович Шиманович: «Особенно трудно было носить раненых по кладкам. С открытой раной партизана, случалось, роняли в болотную жижу. Каждый фронтовик знает – перед лицом смерти молодой организм проявляет невиданные силы. Когда шли на боевую операцию, часами приходилось лежать в снегу, и никто не простужался… На болотных островах строили шалаши, рыли землянки. Посредине – бочка, труба которой выходила в потолок. Дежурный всю ночь поддерживал огонь в бочке – так обогревались. Были землянки-госпитали. На костре в болотной воде кипятили полотенца, куски ткани – это были бинты…»


В 1944 году, в результате боевых действий дедушка был очень тяжело ранен и направлен в госпиталь. По причине инвалидности его отстранили от военной службы, и он наконец смог вернуться к любимой семье. Но тут его ждал новый удар: проходя по своей родной деревушке, дедушка осознал, что практически все дома оказались сожжены. В их числе оказался и дом Гавриловых. Посреди пепелища стояла старенькая печушка. А рядом сидела дочь Якова Гавриловича – моя бабушка Люда. Девочка расплакалась и сказала: «Ото всего дома только печушка у нас и осталась». К счастью, вся семья: уже выросшие дети, поседевшая от ужасов войны жена, сам прадедушка – все остались живы.


Дедушка с нуля отстроил новый дом, который и по сей день стоит в крохотной, вымирающей деревеньке Тоболино. Именно в этом доме до сих пор живет моя бабушка Люда. В доме нет водопровода, посуду моют под стареньким умывальником. Чтобы позвонить внукам и поздравить с праздниками, бабушке Люде приходится выходить в поле, вставать на пенек и пытаться поймать связь. По выходным в деревню приезжает грузовичок с продуктами, «магазин на колесах», потому что до города на транспорте не доберешься.


А отапливается-то домишко той самой довоенной печушкой. Именно на ней мы с младшей сестрой спали, когда приезжали к бабушке Люде в гости. Пирожки и щи из такой печи – самый лучший деревенский деликатес. Есть в этой отстраненности что-то теплое и душевное: скрипящие пружинные кровати, которые просаживаются до самого пола, аккуратно расставленные иконки в красном углу, портреты прадедушки и прабабушки на соседней стене, кружевные скатерти, бабушкин псковский говор и соответствующие присказки, всегда горячий чай, вечно шумящий и шебуршащий телевизор, который нужно настраивать при помощи антеннок и единственный рабочий

канал. Огромное поле за окном, банька и грядки, благодаря которым моя старшая сестра и мама выживали в тяжелые девяностые. Березовая аллея, через которую лежит въезд в вымирающую деревню Тоболино и старый глухой, но такой умный и любимый бабушкин пес Джоник.


Несмотря на все минусы отстраненности от цивилизации, бабушка Люда ни за что не хочет переезжать в город, продавать свой дряхленький домишко, ведь здесь все напоминает о любимых родителях и брате, этот дом – и есть ее жизнь. А старенькая печушка – дороже любых денег.


Айрапетова Маргарита Вячеславовна, 3-ГДА-1, 3 курс

г. Санкт-Петербург

Научный, художественный руководитель: Е.Н. Туголукова

Просмотров: 1
 БЛИЖАЙШИЕ СОБЫТИЯ: 

 

Ноябрь 2017: Курс "Школа издательского дела и журналистики" 

 

Декабрь 2017: Курс "Телерадиожурналистика"

Январь 2018: Школа эффективных коммуникаций

 

Апрель 2018: Международный молодежный форум СМИ "Медиа-старт"

 

Июнь 2018: Школа медиа-бизнеса

Октябрь 2018: Школа event-бизнеса

 СЛЕДИТЕ ЗА НАМИ: 
  • Vkontakte Social Icon
  • Instagram Social Icon
  • Twitter Social Icon
  • YouTube Social  Icon
 ПОСЛЕДНИЕ ПОСТЫ: 
ПОИСК ПО ТЭГАМ:

© 2023 Артифакт. Сайт создан на Wix.com

  • Vkontakte Social Icon
  • Instagram Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Twitter Social Icon