Спасет ли человечество искусственная еда

В мире каждый седьмой человек недополучает калорий, от голода каждый год погибает 5 млн детей. Но не меньше, чем голодом, человечество озабочено прямо противоположной проблемой: никак не может похудеть. Парадоксально: от двух разных напастей спасти может одно и то же средство — искусственная еда. Она стала темой круглого стола «Генетика для человека. Фантастика и реальность. Перспективы и проблемы», состоявшегося в Доме журналиста в рамках дискуссионного клуба «ДК Невский, 70».

Термина "искусственная еда" не существует. Так неформально можно назвать продукты, созданные с помощью технологий. Изначально такие продукты создавались для людей, страдающих пищевой непереносимостью — давно не новость соевое мясо или овсяное молоко. Но задача — еще и делать продукты более функциональными.

— Меня немного коробят слова "искусственная еда", — признается Ольга Орлова, руководитель группы цифровизации пищевых технологий Университета ИТМО. — Это научное достижение! Оно позволяет вырастить из клетки мясо, не убивая животное, позволяет благотворно влиять на экологию (а сельское хозяйство производит очень много выбросов), такая еда будет "умной" – можно программировать свойства для поддержания здоровья и активного долголетия.

По словам Ольги Пановой, президента Национального Союза "Здоровье наших детей", растительным мясом уже не удивишь, но появились и растительные морепродукты:

— Зачем они нужны? Ответ простой: надо накормить 8 миллиардов людей, а к 2050 году их будет еще на 2 миллиарда больше.

Дело не только в том, чтобы накормить, но и в том, как накормить. Сейчас, говорит Ольга Панова, прилавки заполнены "пустыми продуктами в красивых упаковках, они ухудшают качество жизни людей".

— Мы выявили проблемы современного хлеба: много углеводов, много глютена, мало белка, — рассказывает биолог Виктория Долгих, основатель и гендиректор компании "Здоровый хлеб". Ученые разработали на основе "воскрешенных" древних злаков хлеб с пониженным содержанием углеводов и глютена и с более высоким уровнем белка.

Настоящая сокровищница генов растений, в том числе древних — коллекция Всероссийского института генетических ресурсов растений им. Н.И. Вавилова. Алексей Заварзин, замдиректора института, подчеркивает: строго говоря, создать буквально "искусственную еду" невозможно, она все равно будет из естественного продукта:

— Все мы – белковые тела, нам необходимы органические вещества. Только растения умеют из неорганических соединений под действием света получать органику. В каком-то смысле коровий стейк – это луговая трава, просто переработанная коровой в мясо.

Если вам кажется, что фрукты сейчас — не те, что были в вашем детстве, вам "не кажется". Например, по словам Алексея Заварзина, французские ученые сравнили яблоки, которые, условно, ели наши бабушки — и яблоки нынешние. Как оказалось, чтобы получить определенную дозу витамина С, 50 лет назад хватало одного яблока, а сейчас надо съесть чуть ли не сотню. —

В ХХ веке решалась задача "набить животы", накормить, — объясняет Алексей Заварзин. — Но количество еды часто не переходит в качество. Парадигма XXI века – добавить в количество качество. Например, человечество можно хлебом не только накормить, но и подлечить. Если испечь этот хлеб не из привычной "золотой" пшеницы, а из… фиолетовой. Такое зерно богато "черничными" веществами антоцианами — и хлеб, подобно чернике, укрепит зрение.


Вкусняшки из насекомых у нас в стране пока не в ходу. Но 300 лет назад на Руси не ели картофель, а 100 лет назад моллюски и прочие морские гады были не деликатесом, а пищей для бедняков. Так что не исключено, что лет через 10–20 мы будем невозмутимо есть суп из сверчков, предполагает Виктория Долгих.

Другое дело, что таблетка, заменяющая бифштекс (как показывают в фантастических фильмах) человечеству вряд ли понравится. Пусть котлета будет хоть напечатана на 3D-принтере из травы — но она должна быть "котлетной" по вкусу, по составу, но также и по текстуре.

Сейчас на "зожных" продуктах нередко пишут "без ГМО". При этом генно-модифицированные продукты тоже относятся к "продуктам будущего". Александр Меньшенин, начальник Северо-Западного подразделения "Компании Хеликон", напоминает: в России запрещено выращивание и разведение генетически-модифицированных организмов. У ученых это вызывает досаду. Во-первых, производить нельзя — а ввозить отдельную ГМО-продукцию из-за рубежа почему-то можно. Во-вторых, ГМО-продукты — вовсе не исключительно дело рук человеческих: природа сама "генномодифицировала" табак, некоторые ягоды и орехи. Законодательные ограничения, считают эксперты, тормозят внедрение научных достижений.

Рынок продуктов функционального питания в России пока крохотный. Есть веганы, есть люди, отказавшиеся от сахара и т.д. Но все это отдельные категории людей, ниши, говорит Виктория Долгих. А в целом наш народ очень любит сладкое, кондитерские изделия. Как результат, у 25% россиян диабет, у 25% преддиабет, у 25% — ожирение.


Некоторые государства "оздоравливают" своих граждан, вводя в бюджетных учреждениях более здоровый рацион. Где-то в блюда намеренно кладут меньше соли, где-то убавляют сахар, где-то заменяют пшеничный хлеб на ржаной и в целом закупают "здоровые" продукты. В России, считают ученые, подобное государственно-частное партнерство позволило бы и удешевить производство функциональных продуктов (поскольку государство для бюджетной сферы делало бы крупные закупки) и внесло бы вклад в здоровье людей. Текст: Анна Борисова Фото: Святослав Акимов, "Российская газета"