• Vkontakte Social Icon
  • Instagram Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Twitter Social Icon

© 2023 Артифакт. Сайт создан на Wix.com

Дневник петербурженки

 

1907 год. Лето. Я теперь умею писать! Мне 7 лет. Мы со старшей сестрой Симой  и братом

Иоськой гуляли у Казанского собора.  Меня здесь крестили. Ося наделал в штанишки,

мы выкупали его в фонтане.

1907 год. Осень. Отец по протекции определил меня в пансион для

 девочек. Основали его по велению матери царя, Марии

 Федоровны, на ее личные деньги. Воспитательницы говорят, что мы должны молиться за нее и императора и всю их семью.

1914 год. Осень. Идет война. Нас учат шить, вышивать, вести хозяйство.

 Мы должны быть опрятными, приветливыми. Знаем французский язык. Много читаем. Мария Федоровна навещает нас. Она расспрашивает девочек о занятиях. Кажется, она довольна, что нас так воспитывают.

Императрица даже осталась пообедать с нами. Кормят нас скудно. На следующий день нам стали давать рыбий жир. Мы были очень рады, хоть он и не вкусный. Но очень полезный.

1917 год. Осень. Нас готовят в гувернантки, экономки, швеи. Вокруг разруха,

голод, разбой. Выпускницы пансиона никому не нужны, в семье мы – лишний рот.

К счастью, удалось устроиться телефонисткой около Главного штаба. Работа хорошая. В тепле.

Мы соединяем абонентов с нужными номерами. Нас называют «миссочки»- от

английского «мисс». Но как страшно идти с работы! Могут и ограбить, и убить. Много вооруженных пьяных мужчин. Питание по карточкам. Появились каннибалы. Отец не всегда встречает меня. Хорошо, что нас, пансионерок, научили молиться в трудные минуты- это спасает от ужаса.

1919 год. Осень. Чудом удалось выехать из Петрограда. Получила направление в нижегородскую область, деревню Уразовку, служащей в управе. Деревня с татарским населением, русских грамотных почти нет. Начальник у меня – Василий Михайлович. Он красивый, с усами. И добрый.

Заметил, что я по снегу в туфельках хожу, и подарил теплые сапожки. Так обо мне только папа заботился.

1920 год. Весна. Живем с Василием Михайловичем вместе. Татары его уважают. В войну он служил у генерала Брусилова в штабе, оформлял штабные документы. Почерк у него очень красивый. И характер мягкий. Он старше меня на 15 лет.

1923 год. Весна. У нас родилась дочка Вера. Хотя Васю и одаряли разными продуктами, ела я мало – так привыкла в пансионе, Верочка родилась маленькой, всего пять фунтов. Татарки меня стыдили.

 Мы живем в соседней деревне, Чембелеях. Я умею топить печь кизяком (навозом с соломой) и печь хлеб. Приходит помогать татарская девочка. Я хорошо понимаю татарский язык, но не говорю на нем.

1926 год. Осень. Родилась вторая дочка, Наденька. Маленькая Вера сильно ревнует к ней, жмется к отцу. Живем в деревне Медяны.

1928 год. 12 июля. Родился сын Володя! Вася счастлив! Он всех детей сам в бане моет – у меня сердце слабое, я в бане в обморок падаю, без нашатыря и не хожу.

1931 год. Весна. Живем в Карташевской, под Ленинградом. Уехали из Уразовки: Вася начал много пить. Все его хотели угостить, вот и доугощались. Вере пора в школу. Но где жить? Вася ищет работу. Восьмилетнюю Веру сажаем в паровик и отправляем в Ленинград.У нее карточки на всю семью. Она идет к родным, они отоваривают наши карточки, снабжают ее хлебом и керосином. Провозить керосин в поезде запрещено, но не отнимать же канистру у плачущего ребенка, который для семьи старается!

1931 год. Лето. Вася нашел должность управдома. Дали комнату. Правда, сырую, прямо над домовой прачечной, зато и меня взяли – дворником. Это просто счастье. Зарегистрировали с Васей брак.

1937 год. Лето. У нас родилась третья дочь, Риточка.  Живем трудно. Старшие дети ходят в школу, Риточку нянчат по очереди, мы с Васей работаем. Иногда ходим в гости к моей старшей бездетной сестре. Она кормит свою собачку Бошку дорогим печеньем. Детям не дает. Они отказываются ходить к ней- не хотят унижения.

1940 год. Весна. Вася умер от скоротечной чахотки. Сказались и сырость, и плохое питание.

Мне четверых не прокормить. Жить не хочется. Ушла из дворников на завод Экономайзер кладовщицей. Вера в школьные каникулы на ткацкой фабрике будет работать. Она на все готова-лишь бы доучиться. Так ревела в школе, что меня к директору вызывали. Володя в школе в разных конкурсах выигрывает: то тетрадки, то краски – тоже помощь. Комнату не отобрали. Пожалели детей, да и дворника другого не нашли. Мы все как можем чистоту дома поддерживаем.

1941 год. Лето. Война! Вокруг все уезжают. Риточка в детском садике под Лугой. Ждем ее, а их не везут – транспорта не дают. Малыши пришли пешком, в конце июля. Дали два часа на сборы и увезли в кировскую область, в эвакуацию. Увижу ли ее?

Не верится, что немцы войдут в Ленинград, хотя вокруг уже вовсю роют траншеи. Нас, женщин, тоже возят рыть. Мужчины записываются в ополчение. Завод частично эвакуируют. Уезжать боюсь- помню, как от татар возвращались. Все же своя комната. Будь что будет!

1941 год. Осень. Ленинград в окружении. Магазины пустые. Продукты выдают по карточкам. Разбомбили Бадаевские склады. Очень холодно. Ввели маскировку. Водопровод не работает, воду возим в ведрах, на саночках. Дрова пока есть, можно брать в подвалах чужие, у тех, кто уехал. Исчезли кошки, собаки, даже крысы.

Никто не плачет, все слушают радио, молчат. Берегут силы. Работает метроном. Сильно бомбят.

К Новому году выдали по стакану перловки. Надя с Володей пошли на толкучку- вдруг удастся поменять на что-нибудь. Поменяли на свиную шкурку, тетка уверяла, что будет вкусный наваристый бульон. Варили часа три, все надеялись, но вода со шкуркой бульоном не стала. Ребята заплакали – за что их тетка обманула? Разделили нашу с Верой перловку на четверых- так встретили 1942 год.

1942 год. Январь. Сутками работаю на заводе. Делаем снаряды. Трудно поднимать. Снаряд весит двадцать килограммов. Надо сосредоточиться, выдохнуть – и тогда поднять. Ребята лежат дома. Ходят только в булочную. Карточки у них иждивенческие. Каждый ходит со своей- вдруг под обстрел попадут. Мне дают дополнительный паек за перевыполненное задание, стахановскую карточку. Делю на четверых. У ребят любимый разговор –как до войны ватагой ходили под окна хлебозавода на 11 Красноармейской, рядом с нашим домом. Кричали: «Тетеньки,

киньте булочки!». Женщины в белых халатах кидали тайком через решетки бракованные булки, и дети с восторгом честно поделив их, несли домой. Каждый день вспоминают. Даже улыбаются.

1942 год. Февраль. Володя не встает. Девочки хотели принести ему его паек, но тут выяснилось, что карточки у него украли. В начале месяца! Мы заметались. Нашли васины вещи, поменяли на толкучке у Сенного рынка на стакан пшена. Сварили жидкую кашку, вливаем по ложечке Володе в рот, а он и глотать не может. Лежит, молчит. Девочки плачут, теребят его. Он открыл глаза и из последних сил сказал:

«Не плачьте, девчонки, ничего!» Потом долго молчал и сказал из последних сил: «Как жалко, что никогда, никогда не будет у меня в одной руке картошки, а в другой хлеба»…Отвернулся…

 Я ушла на завод. Плакать не могла, берегла силы для работы. Только молилась, просила чуда.  Когда вернулась с работы, за Вовочкой уже пришла похоронная бригада, положили нашего мальчика на простыню и понесли по лестнице. Он хоть и худенький, одни косточки, а девчонок самих качает, и головка его стучала о каждую ступеньку. Куда его увезли – мы не знаем.

1942 год. Март. Умерла моя мама. Она хорошо держалась, но случилась беда. В их булочную, на Васильевском Острове, привезли горячий хлеб, нарушили правила. Вся очередь вдохнула его запах. И не смогли удержаться – поели горячими свои пайки. Не знаю, сумел ли кто выжить: заворот кишок неизбежен. Хлопочу на заводе об отправке девочек в эвакуацию – они совсем плохие. Рада, что хоть Риточка отправлена, ее бы давно уже украли бы и съели.

Вот все и решилось! Сидели в пальто и сапогах в кухне, хотели стирать, грели воду. Объявили по радио воздушную тревогу. Мы замешкались. Жалко было горячей воды. И тут в наш дом, прямо через нашу комнату пролетела зажигательная бомба. Дом вспыхнул. Мы успели выбежать с узлом грязного белья. Ночевали у чужих людей. Потом мы все ушли на завод. Девочкам дала кусок мыла и отправила. Их повезут по Ладоге. Только бы не бомбили!

1942 год. Лето. Меня поселили на соседней улице, в полуподвальном помещении для водомерного узла. Стены сырые, но есть печка. Я вся распухла. Это водянка. Она у многих на заводе. И цинга почти у всех Меня положили в госпиталь.

От девочек пришло письмо. Ладогу проехали без бомбежки. Сразу покормили и посадили в теплушку, повезли в Куйбышев. У многих, и у Веры, открылся кровавый понос. Мужчины покрепче

держали ее у открытой на полном ходу двери. Случилась беда и с Надей. Она перестала чувствовать ноги в мокрых суконках. Теплушки утеплялись только дыханием людей. Обеих девочек высадили где-то за Москвой. За кусок мыла их довезли до больницы. Ноги у Нади стали кашей, врачи решили ампутировать. Вера рыдала так отчаянно, на колени падала, что врачи, эвакуированные супруги –москвичи рискнули- и оставили Наде ноги. Молю Бога за них. Веру взяли бухгалтером в соседний рыбхоз. Там разводят карпов и отправляют в Москву.

1943 год. Я снова на заводе. Все время работает радио, с ним легче, не так одиноко. Голоса

родные и любимые- и Левитан, и Бернгольц. Они придают силу. Это голоса победителей, голоса правых. Молюсь за них, за девочек, за всех солдат. Девочки добрались до Куйбышева, работают на заводе.

1944 год. 27 января. Сегодня мои именины- мой любимый праздник. Я уже и забыла о нем и вдруг-такое счастье! Сняли блокаду! Прибавят пайки! Какое счастье!

Надя очень хочет учиться, она послала письмо в Иваново. Написала на конверте: в любой техникум, и ей прислали вызов!

Девочки перебрались в Иваново, там васины родственники, но девочки живут не у них, а в общежитии.

1944 год, весна. Веру мобилизовали, она учится в школе радистов, уже знает азбуку Морзе.

В мой водомерный узел привезли перегородки. У входных дверей втиснули газовую плиту, привезли унитаз и раковину, поставили перегородки. Получилась отдельная квартира. Сырая, темная, в полуподвале, но квартира! Девочкам можно будет послать вызов на возвращение. Я так

рада!

1944 год. Лето. Вера с отличием закончила курсы радистов. Ей присвоили звание ефрейтора. Их

полк стоит под Ленинградом, в Лемболово. Там много мин, военные их обезвреживают. Надя учится в Иваново, ей даже стипендию повышенную дали за отличную учебу и старание. Риточкин садик осенью возвратится, но не весь- приедут только те дети, у которых живы родственники. Не видела ее три года. Какая она стала? Узнает меня? Скорей бы кончилась война! Голос у Левитана

гордый и уверенный, слушать его радостно, силы прибавляются. Верим в победу.

1945 год. Осень. Вся семья в сборе. Веру демобилизовали. Она устроилась работать на молокозавод недалеко от дома, на Обводном канале. Надю перевели в ленинградский техникум. Рита пошла в школу. Она заикается после бомбежек и все время просит сахару, но страшная хохотушка, подружки в школе ее обожают. Хотя учится она неважно.

1946 год. Весна. В ноябре у нас ночевал верин армейский сослуживец лейтенант Петров, с которым она дружила в армии. Он учится в институте в Москве, их туда после войны перевели.

Он приехал навестить товарищей, и опоздал на поезд в Гатчину, где живут его родители. Попросил переночевать у нас на сундуке. Теперь Вера ждет ребенка. Придется мне стать бабушкой. Опять не сплю ночами: как прокормимся? Вера без образования, Сергей Петров студент, сам впроголодь. А Вера счастлива, побежала в консультацию за карточкой на детское одеялко. Их в загсе расписали. Хожу в Никольский собор, молюсь за них всех. И главное – война кончилась! Будем жить!

 

P.S. Родившийся в августе младенец, крещенный в Никольском соборе, - это я, Петрова Елена Сергеевна. Нина Михайловна, чей дневник здесь приведен, это моя бабушка. Что помню я?

Помню себя в телогрейке. Бабушка сажает меня на крошечную скамеечку и открывает дверцу печки, где догорают угли. От сырости желтеет постельное белье. Мама и бабушка кипятят его в баке на плите в прихожей. Пахнет щелоком. Помню нашу сердитую кошку Мурку. Было много крыс. Бабушке пришлось идти на вокзал, куда приходили эшелоны с кошками, и купить за триста рублей Мурку.

Мурке пришлось нелегко, на нее из-за тесноты все время кто-то наступал. Однако два раза в год она котилась, и бабушка платила дворнику три рубля, чтобы он топил лишних котят.

Помню противогаз в шкафу.

Помню, как мы любили радио- эту черную тарелку. Нам нравилось все, что из нее звучало.

Помню, как мамы нет вечерами – она учится на курсах чертежников. Бабушка кормит меня киселем с кусочком булки, надевает ночную рубашку, нагретую над газом, укладывает в нашу с мамой кровать и тихонько крестит.                                                         

Помню везде накрахмаленные вышитые бабушкой салфеточки. Это меня восхищает. Тетя Надя купила одеколон в виде виноградной ветки. Он положен на самое видное место. Все в восторге.

Все работают, учатся, заняты поминутно. Однако у меня, единственной в детском садике, цветочками расшиты все маечки и рубашечки. Бабушка научила маму. У остальных вышиты фамилии.

 В субботний вечер стоим в очередь в баню. Часа два. Со своим тазиком. Бабушка как всегда лежит в предбаннике, ей растирают нашатырем виски. Она всегда в бане в обморок падает.

 В единственный выходной ходим в кинотеатр «Знамя».

Смотрим трофейные фильмы: «Тарзан», «Газовый свет», «Три мушкетера». Я ничего в них не понимаю.

«Тримушки» – это понятно, что-то вроде погремушек, но что такое «тера»?

 Помню, как в доме нет ни крошки еды. Все ждут бабушку с получкой. Наконец дверь открывается, бабушка снимает пальто, вешает у печки в комнате на вешалку, достает покупки. Все терпят: сначала отварится рыбка Мурке. Потом разворачиваются покупки в толстой серой бумаге. Приносят чайник. И начинается пир. Нарезают куски студня. Варят картошку, жарят готовые котлетки, самые дешевые, по одной на человека. Пьем свежезаваренный чай с булкой. К булке полагается яблочное повидло. Какая-то благостность во всем. Всем почему-то становится смешно.

Помню зажженную лампадку у иконы. Вымытые к пасхе окна, свежие занавески. Испеченный с громадным волнением бабушкой кулич. Запах крашеных в луковой шелухе яиц. Бегу христосоваться к бабушке, она строго останавливает: «сначала умыться!». Потом в доме появляются березовые веточки с клейкими листочками- снова радость и любование.

Помню добытые в трехчасовом стоянии в очереди во Фрунзенском универмаге тюлевые накидки на подушки. Все отходят к дверям и с восторгом любуются ими. Помню радость от перелицовки старых пальто. Крупные пластмассовые темные пуговицы. Темные блестящие подкладки. И вообще всю одежду вокруг помню черной и серой.

Помню и печаль. Пришла учительница из ритиного класса, просила заплатить за обучение. Бабушка прятала глаза и смущенно подкашливала. На другой день с ее натруженной руки

 исчезло обручальное кольцо, сбереженное в блокаду.

Помню, как приходит бабушкин брат, дядя Ося. Я играю с куклами и размышляю: принес он мне маленькую шоколадку или нет? Он- молодец, приносил и подзывал: «возьми, деточка». Я его за это уважала.

Вообще к бабушке и ее сестры приходили. Она ценила родственные связи. Мне они ничего не приносили, и я их плохо помню.

Через тридцать лет после войны нашу квартиру признали непригодной к жилью. Бабушке и тете Наде дали квартиру в новостройке. Папа уехал на Украину, писал мне письма, слал книги и фрукты. Нас с мамой еще до этого отселили в коммуналку, а Рита работала на двух работах и накопила на кооператив. Разъехавшись, мы все праздники встречали с бабушкой. Она делала винегрет, чистила селедку, пекла тонюсенькие невыносимо вкусные пироги с капустой. Она как солнышко согревала нас и притягивала к себе. Рита звала ее воробышком.

Бабушка прожила 85 лет. Падала в обморок уже и без бани. Но трудилась до последней минуты. И читала до последнего дня. Когда врачи увидели ее сердце, они изумились: Это была ветхая тряпочка. Множество инфарктов! Мы не знали ни об одном!

Сейчас я понимаю, что важнее всего в человеке. Не любовь. Любовь приходит и уходит. Главное в человеке, как сказал Тургенев, - это доброта. А я добавлю: и терпение. Доброго и терпеливого человека не сломить.

  

Please reload

 БЛИЖАЙШИЕ СОБЫТИЯ: 

 

Ноябрь 2017: Курс "Школа издательского дела и журналистики" 

 

Декабрь 2017: Курс "Телерадиожурналистика"

Январь 2018: Школа эффективных коммуникаций

 

Апрель 2018: Международный молодежный форум СМИ "Медиа-старт"

 

Июнь 2018: Школа медиа-бизнеса

Октябрь 2018: Школа event-бизнеса

 СЛЕДИТЕ ЗА НАМИ: 
  • Vkontakte Social Icon
  • Instagram Social Icon
  • Twitter Social Icon
  • YouTube Social  Icon
 ПОСЛЕДНИЕ ПОСТЫ: 

14/11/2019

Please reload

ПОИСК ПО ТЭГАМ: