• Vkontakte Social Icon
  • Instagram Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Twitter Social Icon

© 2023 Артифакт. Сайт создан на Wix.com

Жители блокады: Наталья Федоровна Соболева

24/02/2019

Война нашу семью застала, когда мы были на даче. Сначала я обрадовалась, объясню почему. Ведь все дети тогда были настроены воинственно и рвались ее отразить.

Когда мы были во втором классе, к нам пришла девочка. Мы узнали, что ее семья бежала из Польши и оказалась в Ленинграде. Этим мы были потрясены, ведь в наших умах нужно было защищаться, бороться.

Второй раз новая одноклассница поразила нас, когда ответила на вопрос учительницы, что последний день училась «в четверг». Никто из нас не понимал, значения этого слова. Это день недели, но у нас их не было. У нас был первый день пятидневки, второй, ... , пятый и выходной. Тогда один мальчик выкрикнул: « Четверг! А это у Дефо, да! В «Робинзоне Крузо» была Пятница!». Так, мы начали вспоминать как называются дни недели. Получается, что мы жили совершенно в другую эпоху и в иное время.

У нашей семьи была возможность эвакуироваться из Ленинграда, но мой отец работал на заводе, где эвакуировали отдельно. 21 августа перед самой блокадой мы вернулись с дачи. Мама даже хотела бросить папу и уехать без него. Но мы не успели, уже начали обстреливать Тосно и Чудово. Нас один день отделял от немцев.

Первая эвакуация проходила спокойно и мирно. Работникам завода и их семьям предоставляли много места , можно было взять с собой вещи. Когда эвакуировали нас, то было все по-другому. Был ужас. Мама решила отказаться от эвакуации из-за папы.

Когда мы возвращались из Шапок, мы проезжали все эти станции. Они были забиты поездами, отдельными вагонами, паровозами и кругом были дети. Стоял безумно неприятный запах туалета, ведь всех так быстро вывезти невозможно и люди находились по несколько часов на станциях. Эта территория была уже оккупирована немцами, и ездить можно было только со стороны Петродворца.

Вскоре к нам приехали две мамины сестры из Петергофа. У одной было девять детей, а у другой семь. Они говорили «Даже если немцы придут, что они нам сделают?» От нас они решили поехать в Петродворец.

Потом мы узнали, что один из их мужей погиб на фронте, второй в городе во время блокады. Дети были потом эвакуированы немцами. Они им не нужны были на передовой, сидели в землянках. В землянках жили разные люди и все помогали партизанам, шили маскировочные халаты из простынь. Немцы

требовали освободить землянки , а на улице -27. Они пришли на следующий день, вытащили из землянки первых трех попавшихся человек, среди них была как раз моя тетя. Всех расстреляли из автомата.

 

Первый артобстрел был 8-го сентября. Это был день моих именин. Мы как раз поехали в кинотеатр «Смена» на Сенной площади смотреть фильм «Тимур и его команда». Тогда это был наш самый любимый писатель и произведение. Тимур был нам близок. У нас везде устраивали тимуровские команды. Мы с огромным удовольствием посмотрели фильм, возвращались домой. Переехали мост Шмидта и только дошли до Академии художеств, как на набережной началась воздушная тревога. Они бывали и до этого, но бомбежек не было. А здесь вдруг послышались выхлопы, на нас начали, как нам показалось, лететь бомбы. Мама нас (меня, брата и двоюродную сестру) схватила и затащила в одну из парадных, накрыла собой.

Грохот закончился, прозвучал отбой тревоги, мы вышли и, оказалось, что это были не бомбы. На Академии художеств были установлены зенитные батареи. Эти зенитки были по самолетам. И то, что мы думали на нас летит, были только осколки. Когда мы вышли, мы ужаснулись: Адмиралтейская улица была вся разрисована под развалины. Это делалось для врага, чтобы сбить с толку; весь Исаакий стоял черный, над ним было черное небо, а за ним оранжево-красное. Мы сначала подумали, что Исаакиевский собор горит, но оказалось, что горели Бадаевские склады.

Мы постояли , посмотрели на этот ужас и поняли, что это уже было начало конца, потому что основные все продукты находились на Бадаевских складах. Затем начали продавать землю с этих Бадаевских складов. На вкус она была сладкая. Все основное сгорело, и поэтому в октябре, ноябре давали по 125 грамм – это был смертный приговор.

Я помню, как получала свою часть блокадного хлеба. Мне казался он очень вкусным! Мечта была только, как можно больше этого хлеба, как можно больше... Сырой ли он, сухой. Единственное, мы любили, чтоб горбушка была, потому что горбушку подольше можно было сосать. На буржуйке мы сушили кусочки горбушки. Конечно, они были очень вкусные.

 

Истории мои полны печали, но закончить хотелось бы не этим. В заключении я скажу несколько слов подрастающему поколению: «Самое главное, ребята, как можно больше в себе развивать чувство доброжелательности и внимания. Не сулить, не грубить, а внимательно относиться и к своим близким, родным, товарищам».

Please reload

 БЛИЖАЙШИЕ СОБЫТИЯ: 

 

Ноябрь 2017: Курс "Школа издательского дела и журналистики" 

 

Декабрь 2017: Курс "Телерадиожурналистика"

Январь 2018: Школа эффективных коммуникаций

 

Апрель 2018: Международный молодежный форум СМИ "Медиа-старт"

 

Июнь 2018: Школа медиа-бизнеса

Октябрь 2018: Школа event-бизнеса

 СЛЕДИТЕ ЗА НАМИ: 
  • Vkontakte Social Icon
  • Instagram Social Icon
  • Twitter Social Icon
  • YouTube Social  Icon
 ПОСЛЕДНИЕ ПОСТЫ: 

14/11/2019

Please reload

ПОИСК ПО ТЭГАМ: