• Vkontakte Social Icon
  • Instagram Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Twitter Social Icon

© 2023 Артифакт. Сайт создан на Wix.com

Юрий Быков: «Невозможность увидеть свет — это моя личная патология»

Концовка «Сторожа» больше не тайна. Режиссёр проговорился о трагическом финале своего нового фильма.

На Северную столицу свалились три встречи с автором нашумевшего социального боевика «Завод». Для Петербурга — Юрий Быков гость нечастый, хотя в его фильмах задействовано немало петербургских актёров. «В Питере я был. Там депрессушники одни алкоголические», - со смехом ответил Юрий на вопрос о «лучшем городе России».

Режиссер поведал о решении уйти на длительный отдых, о том, почему нельзя искупить грех, и что делать, если главный артист покидает проект прямо на съемках.

 

- Расскажите о главных героях своей новой картины «Сторож».

- В фильме их всего три. Первый - женщина, живущая по принципу: «Или имение, или честь? Я выбираю имение». Как в «Неоконченной пьесе для механического пианино» Михалкова. Второй — мужчина, который хочет иметь всё и всех. Третий - это бывший лжепророк. Человек, который, теперь бежит от себя и от людей. Отчасти напоминающий толстовского «Отца Сергия». Ищущий глубокого внутреннего прозрения.

Они встречаются в санатории, судьбы пересекаются и всё трагически кончается. Творческая дурь, безусловно, здесь присутствует. В «Стороже» опять все помирают — все нормально!

 

- Сюжетно «Сторож» будет выстроен как философская притча, или в более динамичной форме?

- Жанровая основа — триллер. Муж и жена в бегах, потому что мужчина из-за своего стремления «владеть всем», допустил ошибку, которая стоила ему карьеры. В последствии, возможно, и жизни. Пара случайно попадает в закрытый санаторий, решая там пересидеть. Сторож, который там работает, и которого, к сожалению, играю я, пускает их. Проявляя, с его точки зрения, невероятное великодушие, широту и глубину человеческой природы. Все они пытаются искупить некий грех, совершенный раньше. Опять же, это всё умозрительно, потому что грех искупить нельзя. Нельзя искупить человеческую природу. В финале они приходят к осознанию того, что есть странная закономерность, присущая миру, в котором мы

существуем. В тебе заложено всё, что приведёт к вполне определенному и неизбежному финалу.

 

- Эта история чем-то спровоцирована, как в случае с фильмом «Майор»?

- Ничем. Для меня крайне актуален вопрос собственной природы и ощущения правильности выбранного пути. Когда мы приступили к работе над фильмом, я понял, что нахожусь примерно в том же самом состоянии, в котором и мой герой.

У меня был сценарий, написанный когда-то в виде четырёх серий. Мне казалось, что это будет камерная история, которую можно принести любому продюсеру на случай, если денег никто не даёт. Никому не будет жалко потратить какие-то копеечки, а мне — снять.

В итоге, четыре серии переросли в полнометражную историю. Она очень дешёвая, там всего лишь три человека, три коридора, четыре интерьера…

- Зачем вы сами играете в своём фильме?

- Это случилось неожиданно. Мне пришлось заменить одного артиста, достаточно хорошего. Были добросовестно проведены репетиции и пробы, мы долго разговаривали, сняли пять съемочных смен с его участием… Но он оказался не готов. Было принято решение о замене.

Менять за три-четыре дня между съемочными блоками очень трудно. Потому что это зима, и все серьёзные артисты расписаны. Другого выхода не оставалось.

Я недоволен тем, что сыграл. Не в смысле качеством, хотя и им недоволен тоже, а самим фактом собственного участия. Для меня это была большая нагрузка. Я хотел сидеть у монитора. Мне казалось, что эта картина станет для меня отдохновением. А получилась суровая, зимняя, ночная картина. Спал я раз в четыре дня. Нервы, потеря сна, - и мне это не показалось очень романтичным.

 

- На Ваш взгляд, «Сторож» превзойдёт предыдущие Ваши работы?

- Мне кажется, той работой, которой я был бы доволен от начала до конца, пока нет. Это не самокритика и не кокетство, а желание сделать такую картину. Я думаю, что даже «Сторож» — это всё равно эстетический эксперимент, который важнее того, станет ли эта работа главной. В экспериментах рождается новый язык.

Закончить фильм мы должны в июне. Это написано в контракте с Госфильмофондом. Когда выйдет — неизвестно. Надо, чтобы окно появилось в прокатной сетке. Хотя, как мне кажется, запускать его в прокат — бессмысленно. Будет опять полтора человека в зале.

 

- Как на ваше сознание влияют столь депрессивные сюжеты?

- Я и от концовок таких, честно говоря, устал. Особенно мне это стало понятно на «Стороже». Недавно просмотровую копию смотрели с монтажером — Аней Крутий. «Слушай, - говорю, - какая-то хренотень. Опять всё грустно, все умерли, ё-моё! Блин, как всё это уже достало»! Впервые осознал, что это моя личностная проблема.

У меня «Завод» вышел в феврале, и в этом же году - «Сторож». Это очень большая нагрузка, а я, видимо от страха, чуть третью картину не снял.

Мне часто задают вопрос: «Когда вы будете держать слово? Вы же сказали, что уйдете в тень!». Значит, надо уходить. Закончу «Сторожа», и хочу взять длинную паузу. Минимум в два года. У меня есть огромное количество вопросов к собственному мышлению, поведению, позиционированию, имиджу, репутации. Наверное, у меня типичный кризис среднего возраста. Если дальше жить с таким мировоззрением, это будет кабзда. Можно создать ещё какие-то фильмы, даже выдающееся, но это путь в яму. Путь к смерти, по большому счёту. Три простых тезиса: «Я — художник, жизнь — говно, все — умрут».

Чтобы не стать идиотом, надо обратить внимание на другие стороны жизни, которые тоже имеют большое значение, и которые определяют будущее человека. Если у тебя бардак в частной, личной жизни, в голове, то сколько ты протянешь? Нельзя спасаться искусством, просто чтобы не сойти с ума или оставаться на плаву. Невозможность увидеть свет — это моя

личная патология.

 

 

 

 

20 апреля на странице Юрия Быкова в Фейсбуке появилось обращение к журналистам:

Посмотрел последнее интервью. Ребята забавляются над очень уставшим и запутавшимся человеком. Их не интересуют душевные копания, их интересует «прикольность лопаты». Им даже не сильно важно, останется ли человек на самом деле в профессии, слить поярче этого фрика - и круто. А что будет с ним или с его публикой - да плевать. Я это почувствовал после «Новой газеты» осознал после «Ленты», принял после обложки «Собеседника» и вот интервью в Питере.

Теперь серьёзно... Уважаемые журналисты, дальше - список вопросов или идите лесом. Хоть один вопрос про «уйти в тень» «спящих» или «покаяние»… Встаю и без слов ухожу. И больше мы никогда не общаемся. И пусть это будут хоть все СМИ на свете. Война так война - андерграунд так андерграунд. Кровосток все знают и без интервью. Все знают: я - человек злопамятный, упёртый, работящий и мне всегда будет что сказать... Но у вас не всегда будет возможность спросить.

И помните, актуальному бешеному режиссёру, тем более у которого есть публика в интернете, не обязательно давать интервью. Он - не журнальная кукла. Ему не нужно светиться на обложке, чтобы оставаться в профессии. А вот журналисту частенько нужно писать не только о гламурной пластмассе, но и об актуальном кино.

 

Всех благ.

Юрий Быков #facebook

Please reload

 БЛИЖАЙШИЕ СОБЫТИЯ: 

 

Ноябрь 2017: Курс "Школа издательского дела и журналистики" 

 

Декабрь 2017: Курс "Телерадиожурналистика"

Январь 2018: Школа эффективных коммуникаций

 

Апрель 2018: Международный молодежный форум СМИ "Медиа-старт"

 

Июнь 2018: Школа медиа-бизнеса

Октябрь 2018: Школа event-бизнеса

 СЛЕДИТЕ ЗА НАМИ: 
  • Vkontakte Social Icon
  • Instagram Social Icon
  • Twitter Social Icon
  • YouTube Social  Icon
 ПОСЛЕДНИЕ ПОСТЫ: 
Please reload

ПОИСК ПО ТЭГАМ: