• Vkontakte Social Icon
  • Instagram Social Icon
  • YouTube Social  Icon
  • Twitter Social Icon

© 2023 Артифакт. Сайт создан на Wix.com

Закончить все свадьбой — слишком пошло

На мягких ступеньках импровизированного лектория притихла завороженная публика. С минуты на минуту критик Дмитрий Ренанский развеет миф о масштабной мистификации в истории кино - «Дау» Ильи Хржановского. Картине, о которой говорят все, но которую не видел практически никто. Дмитрий видел.

Один из известных российских торговых домов — «Пассаж» — отмечает свое 170-летие. На три дня он пригласил к себе в гости писателей, критиков, режиссёров, а также всех желающих приобрести литературные новинки. На всей территории ТЦ вводится режим контрдеградационной операции «Книжный Бум».

 

Бункер-самобранка

На лестнице Троцкого уже не протолкнуться. Тем более, что все сидят, а толкать сидячих невежливо. Атмосфера, в целом, дружеская. Медийщики то и дело встречают знакомых, сбиваются в стайки.

Отложив в сторону микрофон, мужчина в строгом костюме — директор «Пассажа» Дмитрий Абрамов — приветствует собравшихся:

- Работа велась по двум направлениям: конструктивное приспособление здания, исправление инженерных ошибок предыдущих лет и возврат исторических интерьеров в первозданный вид. Реновация коснулась входной группы и основной галереи, что позволило, в отличие от работ в пассажах других стран, задействовать все четыре этажа, сделав их посещаемыми и торговыми.

У рампы появляется один из заместителей директора и предлагает взглянуть на результаты возрождения поближе. Делегацию проводят по всем этажам обновлённого «Пассажа».

Перед входом в подвал все выстраиваются в полукруг возле макета трёхэтажного здания. Аккуратный, типичный для центра Питера домик в классическом стиле, окрашенный в цвет морской волны. Приглядевшись, можно заметить, что вместо окон как в рамки вставлены почти две дюжины стеклянных негативов с портретами петербуржцев столетней давности. Найденные во время реставрации, эти документы истории теперь составляют основу музея «Пассажа».

В подвале нетипично пахнет выпечкой и разношерстным сырами: совсем недавно здесь обосновался фуд-корт.

- Уникальность заключается в том, что кроме приобретения продуктов, их можно попробовать здесь же, прямо в многочисленных дегустационных комнатах, — объясняет наш проводник.

Кое-где работы ведутся до сих пор. Скоро состоится открытие интерактивного семейного парка на третьем этаже, а торговые компании на первом этаже завершат ротацию.

 

Ученые играют ученых, а тюремщики — тюремщиков

Фестиваль официально открыт, но в коридорах почти пусто. Случайные посетители не спешат переходить в разряд покупателей.

После пяти вечера ярмарка постепенно оживает. У отчаявшихся продавцов не только трогают и смотрят товары, но даже что-то приобретают.

На импровизированную сцену всё того же (а он тут единственный) лектория выходит писатель Елена Чижова. Замерев в фронтальной стойке, импозантная дама читает пронзительный монолог. Главная задача ее книги «Китаист» — осмыслить разницу между целями поколений. Автор застенчиво признается: «Это самый личный из трудов, пронизанный переживаниями мамы и бабушки. Меня всегда коробила фраза «Доедай все! Дети в блокаду доедали», — пытаясь высмотреть понимающие взгляды, произносит Елена. Добавляя, что проблема поколений в её книге важнее блокадной.

Пластмассовые стулья поскрипывают: вершится закономерный круговорот слушателей в зале. Вдогонку старым и в приветствие новым писательница делится наблюдениями о формировании городского сознания и его отличиях от деревенского. Большая часть аудитории — поколение X и старше. Молодые то и дело мелькают возле прилавков, обвешанных книжными гроздьями. Время от времени даже не только для того, чтобы сделать селфи.

После выступления, к лауреату Букеровской премии выстраивается очередь за

автографами. Самых пытливых фанатов поторапливают организаторы.

За столом тотчас же обустраивается Дмитрий Ренанский. Дмитрия можно смело заносить в Красную книгу: он первый и пока единственный встреченный мною человек, который видел «Дау» Ильи Хржановского.

- Это не мистификация, а, возможно, самый грандиозный фильм за всю историю отечественного, и вероятно, мирового кинематографа, — объясняет критик. – Зимой в Париже продемонстрировали 14 отдельных историй-фрагментов из этой многоуровневой повествовательной системы длительностью в тридцать часов. Ещё одна отличительная черта байопика о физике Льве Ландау - это актерские эксперименты. К примеру, в фильме практически отсутствуют профессиональные артисты. Ученые играют ученых, а тюремщики — тюремщиков

Некоторые из слушателей заметно нервничают, собирают свой скарб и удаляются. Через какое-то время зал пустеет.

 

Выясняется: дело вовсе не в «Дау», и уж тем более не в Дмитрии Ренанском. Просто настала пора занимать места в зале для кинопоказов.

 

«Сердце мира» за дубовыми дверьми

В углублённой выемке магазина, специализирующегося на косметике, распахнуты массивные дубовые двери. Пройдя пяток ступеней, можно оказаться в гулком зале. Белые стены покрыты лепниной. Три минималистических прожектора на треногах, подсвечивают угол. Блёкло освещаются сотни две складных стульев. Проектор нацелен на полотно экрана.

Классический лофт смотрится экстравагантно, особенно если представить, какая эклектика творится в соседних помещениях. Людей здесь больше, чем суммарно на всех лекциях. Оно и немудрено: грядет бесплатный кинопоказ «Сердца мира», да ещё и обсуждение с режиссёром — Натальей Мещаниновой. В помещении возникает пауза, раздаются шаги, режиссёр обозначает своё присутствие и удаляется на время показа.

Два часа натуралистической драмы в дебрях литовских лесов. Эхом от просторных стен отражается история молодого парня, который хотел быть хорошим, сорвался и не смог. Потом вдруг решил, что никогда не будет прощён, и теперь не знает, куда ему идти. Но в финале возвращается, потому что любит это место и этих людей.

Свет включается, и улыбчивый тридцатилетний парень в пиджаке поверх футболки приглашает режиссёра картины выйти на площадку. Дородная леди в темной рубашке отказывается от микрофона. Видимо, вести диалог на силе голосовых связок здесь —

традиция.

— Мы вместе со Степаном Девониным (исполнителем главной роли и мужем Натальи) стали разрабатывать дико интересную для нас тему экотерроизма. Но потом поняли, что в России нет групп а-ля «Банда гаечного ключа». Тут я слегка потеряла интерес, и мы стали искать ещё. В конечном счете, осознала, что меня волнует взаимодействие людей и животных, отношение людей к чувству семьи, к чувству дома. Через год мы написали этот сценарий.

В зале микрофон начинает ходить по рукам. Дама далеко постбальзаковского возраста, к искреннему недоумению автора, признаётся: конец совершенно непонятный. Режиссёр, не то от неожиданности, не то от поверхностности вопроса, переводит дыхание и пытается собраться с мыслями.

— На мой взгляд, конец очень понятный. Он говорит о том, что герой впервые прощен, и все самое страшное, чего он боялся — уже случилось. Это меняет его отношение к себе. Он ждёт, что вызовут полицию, выгонят, произойдёт все что угодно, кроме произнесённых слов: «Прости меня, Егор. Мы тебя искали с полицией не для того, чтобы посадить, а потому что волновались за тебя». Мир для него перевернулся. Мы могли бы закончить все свадьбой, но это слишком пошло, — резюмирует создатель фильма.

 

Please reload

 БЛИЖАЙШИЕ СОБЫТИЯ: 

 

Ноябрь 2017: Курс "Школа издательского дела и журналистики" 

 

Декабрь 2017: Курс "Телерадиожурналистика"

Январь 2018: Школа эффективных коммуникаций

 

Апрель 2018: Международный молодежный форум СМИ "Медиа-старт"

 

Июнь 2018: Школа медиа-бизнеса

Октябрь 2018: Школа event-бизнеса

 СЛЕДИТЕ ЗА НАМИ: 
  • Vkontakte Social Icon
  • Instagram Social Icon
  • Twitter Social Icon
  • YouTube Social  Icon
 ПОСЛЕДНИЕ ПОСТЫ: 
Please reload

ПОИСК ПО ТЭГАМ: